Кабардино-Балкария на Honda Super Cub

Путешествия, которые я называю «Плавленные штаны» — это небольшой бюджет, авантюризм, малокубатурная техника. В своих путешествиях я не ищу цели и не расстраиваюсь, если чего-то не достигну. Я получаю удовольствие от процесса, дороги, уединения и природной красоты вокруг. В России в целом, и в горах Кабардино-Балкарии в частности, есть много возможностей для того, чтобы удовлетворить все эти нехитрые потребности.

Во время подготовки я думал, что буду целыми днями в одиночку покорять перевалы и ущелья. Подготовился как для автономного путешествия: 2—3 дня я мог существовать на своих ресурсах. Оказалось в горах региона есть разумный баланс — можно побыть наедине с собой, но периодически можно встретить людей, обычно это чабаны, которые пасут скот или проезжающие машины туристов или местных. Чем выше к перевалу, тем меньше людей, потому что все привыкли перемещаться по оборудованным дорогам через ущелья.

Свой путь я построил через перевалы вдоль Главного Кавказского Хребта от Хазнидонского до Баксанского ущелья с периодическими выходами к населенным пунктам за топливом и за едой. Вход на маршрут через посёлок Ташлы-тала, а плато Канжол — финальная точка.

При всей подготовке и списках «что взять» я забыл шлем и обнаружил это, как только выгружался из машины. Я посмотрел что продаётся в округе, но не нашел ничего подходящего даже в радиусе 500 км, а покупать новый из местного наличия не хотелось. В итоге попросил девушку отправить экспресс-отправкой Сдека. А пока зашел в горы налегке: со строительной каской, без канистры и части оборудования, с планами через 2—3 дня вернуться в город и потом продолжить путь по-серьезному.

Вид на первой ночевке в Хазнидонском ущелье

Заходить в горы «налегке» — опасная затея. Пока доехал до конца Хазнидонского ущелья у меня осталось меньше половины топливного бака, при этом я проехал всего 45 км от последней заправки. Перед тем, как идти к Суканскому ущелью и леднику Псыгансу мне нужно было пополнить свои запасы и я вернулся в Ташлы-Талу. Там мне помог Зейтун и заправил меня, а так же дал с собой полтора литра бензина в пластиковой бутылке.

При подъёме на перевал Хазни между Хазнидонским и Суканским ущельями перепад высот составлял 1 км на расстоянии в 5 км. Я много спешивался и толкал Супер Каб, а в 18 часов начал спускаться к Суканскому ущелью. И если при подъёме было жарковато и хотелось расстегнуться, то сразу после перевала был ливень и размокшая дорога. В июне в Кабардино-Балкарии много осадков, к тому же это горы — погода меняется на одном и том же месте несколько раз в течение дня. В этой поездке я ехал под дождём примерно половину времени.

Это мой первый опыт в горах и помимо выезда «налегке» я только в горах подумал о том, что я бы мог не лениться настроить карбюратор и поменять звезды с шоссейных 15×36 на тяговые 14×39 или ещё более злые 13×40. При подъёме на перевал было тяжело, постоянно приходилось спешиваться и толкать мопед. Ближе к перевалу вообще не было возможности сидеть на мопеде, даже на первой передаче. И тут вот какое дело — пока страдаешь, почти нет возможности оглянуться по сторонам и не получаешь почти никакого удовольствия от видов вокруг. Нужно либо выбирать удачное время, чтобы была возможность остановиться и оглядеть красоту, либо не зависеть от времени и быть готовым к ночевке на высоте.

По пути к перевалу Хазни

Во время спуска я промок до нитки. Внизу нашел какую-то заброшенную лачугу, в которой стояли кровати и уже подумал обосноваться там, но вопрос с дровами и сушкой не решался. Затем я увидел чабана и подумал, что имеет смысл проехать дальше по дороге и напроситься на чай. При подъезде к кошаре вышел парень и позвал к себе. Растопил печку посильнее, поставил кипяток. Я спасён, меня приютил Шамиль.

На следующий день я поехал к леднику Псыгансу. Путь тяжелый и после первой попытки пришлось вернуться, потому что пройти реку казалось невозможным. Во вторую попытку меня провёл через другое место и задал направление Шамиль. Дорога переходила реку в другом месте, но при подъёме была ещё грубее — я практически ползал на защите картера. Тем не менее, на ней была видна давняя плотно заросшая колея от машин. До ледника вплотную я не доехал — остановился на полянке по пути и посчитал, что мне хватило приключений. К тому же, у меня по-прежнему не было канистры и запасов топлива, а оно горело очень бодро.

Возвращаться по той же грубой дороге не хотелось. Когда подошел к реке, которую не смог пройти в первый раз — прикинул, что у меня клеенчатые штаны, которые не промокают, обувь с мембраной, мопед легкий, я возвращаюсь, а не иду вверх по ущелью. Даже если с мопедом что-то случится — можно будет докатиться на нейтрали вниз по ущелью. Я решил рискнуть и взять брод. Поставил камеру, пошел.

По видео можно подумать, что я идиот — и даже мне сейчас видно, что это так. В первые секунды я понял, что обувь и штаны у меня не держат ничего, в ботинки затекла вода отовсюду. Поток был такой силы, что я не мог нормально удержаться на ногах, а ещё и мопед держать и толкать вперед. В какой-то момент поток его свалил на меня и моя нога оказалась прижата подножкой. Усилие от потока воды было постоянным. Я смог освободить ногу только когда толкнул от себя мопед и свалил его набок. После этого он очень бодро поплыл вниз — парус теперь не защищал от ветра, а очень мощно загребал воду. Я еле поймал мопед, но даже не смог его вернуть обратно на тот берег, с которого отправился. Благодаря изгибу реки я его дотолкал до противоположного берега, хоть и не в ту точку, в которую изначально планировал.

На противоположном берегу я завестись не мог и не сильно пытался, чтобы вода не попала в двигатель. Я поставил нейтраль и вытолкал мопед на дорогу, а потом ещё на небольшой пригорок, с которого покатился своим ходом. У Шамиля я попросил остаться ещё на ночь, чтобы привести мопед в порядок и просушиться.

На следующий день разобрал и снял весь пластик, потенциально содержащий воду. Слил воду из бака, слил масло и выпарил из него воду. После многочисленных попыток его завести, он всё таки схватился. Мне очень трудно усидеть на одном месте, даже когда речь про несколько дней: как только я справился с водой в баке и картере — я в тот же день собрался и полетел до Верхней Балкарии.

В Верхней Балкарии, я первым делом поехал на обозначенную на картах заправку. По факту она тогда не работала и с топливом помог местный газелист Расул, с которым слили немного топлива в бутылку из под фанты. Поел в единственном работающем ресторанчике, но из-за ковидных ограничений в нём всё было навынос. Сидеть даже на территории не разрешили, но можно подняться вверх к столам с видом на село. После нескольких дней скудной еды — глаза бегали, чтобы заказать всё. Было вкусно и щеки начали розоветь, осанка распрямляться, мир вокруг становился ярче. И немного думая, я решил ехать в Нальчик, чтобы забрать канистру и пришедший за три дня шлем.

В Нальчике я напросился к знакомому Владимиру, он же Платин с которым виделись ещё в первый день при отъезде. Он дал свой телефон и сказал звонить в случае чего. Болтали до глубокой ночи и показывали друг другу ништяки, о которых мечтаем. На следующее утро немного поковырялся в мопеде в его дворе, доехал до своей машины забрал вещи и еду, но не забрал шлем — он не пришел. Я снова аккуратно поехал с кашпо на голове.

Моя следующая точка после реорганизации — заповедник Уштулу за Верхней Балкарией. На всякий случай я оформил туда пропуск, который забирал в Нальчике. С канистрой и человеческими заправками становилось гораздо легче — можно было ехать до пределов ущелий и видеть максимум красоты.

В заповеднике Уштулу была одна из самых красивых ночёвок — прекрасное место не сильно высоко в горах, с нормальной температурой, аккуратным ровным лугом и в небольшом отдалении от трассы, чтобы не слышать шум и не нюхать пыль от проезжающих машин. Но не только ночевка вызвала восторг — это в целом прекрасное место, чтобы его посетить. Разъездится вправо-влево, конечно, не получится, потому что это плотно зажатое с двух сторон ущелье, но даже если ехать по дороге получаешь значительную порцию красоты.

Заповедник Уштулу

Когда вернулся из Уштулу в Верхнюю Балкарию — почувствовал, что я достаточно восстановился от предыдущего восхождения на перевал. Моё новое испытание: от Верхней Балкарии к посёлку Безенги через перевал Школьный, один из самых сложных автомобильных перевалов в регионе. Несмотря на время в районе 15 часов, подумал о том, что я хочу поставить палатку повыше — в районе 3 тысяч километров.

Я начал подъём к перевалу и продержался часа два. Рельеф становился суровее, начался ливень. Было страшно от ударов молнии и раскатов грома, которые как будто били совсем не далеко, оседлать молнию мне совсем не хотелось. Я еле пробирался, а мопед всё чаще отказывался ехать и приходилось спешиваться, чтобы его толкать, даже когда участок был похож на равнинный. В таких условиях я начал ломаться. Для начала сел под камень, чтобы переждать ливень и обдумать всё, что со мной происходит. Даже когда осадки уменьшились, я не спешил, чтобы сесть за мопед и ехать дальше — я сильно колебался.
Просвет наступил довольно быстро, как я принял решение больше не штурмовать перевалы, а ездить вверх—вниз через ущелья. Говорить откровенно — из-за этого я не потерял в зрелищности и красоте окружающей природы, но сильно уменьшил количество страданий.

Погода во время попытки восхождения и спуска

После ночи в хостеле Верхней Балкарии поехал через Бабугент к Безенгийской стене, без перевала. Заправок не было, но в посёлке Безенги мне показали на дом, в котором могут продавать топливо. 3 литра под мой запрос там нашлось с лёгкостью.

В какой-то момент ущелье с движением автомобилей петляет к Альплагерю Безенги, для которого нужен пропуск. Но из того же места можно спешиться и пройти по тропе заповедника — она приведет к крайней точке, куда можно попасть без пропуска. На этой точке будет смотровая беседка, откуда можно увидеть часть Безенгийской стены. Прекрасное место, чтобы заварить дошик с видом на стену.

После Безенги я выдвинулся в сторону Плато Канжол через Нальчик. Ехать нужно по трассе до Баксанского ущелья, а ущелье ведёт к посёлкам Эльбрус и Терскол — центры притяжения туристов, которые собираются на восхождение. Я до конца ущелья не еду — у посёлка Кёнделен поворачиваю на просёлочные дороги к Плато Канжол. После поворота дорога проходит через виды Южной Америки.

Покрытие дорог грубое, населенных пунктов дальше Кёнделена нет. Когда начался ливень, единственное где я смог спрятаться — бытовки у пастухов по пути. В какой-то момент, судя по навигатору я был где-то рядом с точкой. Сквозь туман увидел группу на Нивах, они подсказали, что я правильно приехал на плато. По времени и ресурсам я рассчитывал там на ночевку, чтобы, даже если будет туман, у погоды был шанс проясниться и показать Эльбрус.

Вечером, когда я ставил палатку, дул ощутимый ветер и нёс с собой туман, который врезался в скалы и плыл дальше по поверхности плато. Ночью палатку покачивало, иногда были осадки. Я отключился и проснулся ближе к 7 утра. Выйти из палатки в это время было сплошным удовольствием — светило солнце, и хотя ветер дул как прежде, никаких осадков он не гнал. Передо мной открылся вид на долину и две шапки Эльбруса. Это была прекрасная нота, чтобы считать путешествие завершенным. С днём рождения меня.

Весь путь выглядел так:
Ташлы—тала
Хазнидонское ущелье
Перевал Хазни
Ледник Псыгансу
Перевал Курноят
Верхняя-Балкария
Заповедник Уштулу
Безенгийская стена
Плато Канжол

Как справился мопед

Мопед — не самая лучшая техника, чтобы путешествовать по горам, но я считаю, что вполне подходящая. Вес самого мопеда 80 кг, низкая сидушка, нет ручки сцепления, большое количество багажников, на которых можно аккуратно разместить всё: баул, рюкзак с кухней, аптечку для мопеда, канистру и ещё останется место. Если поменять звёзды и настроить карбюратор в случае моего С90, то мне полностью хватило бы тяги. Но это всё неважно. Для меня это вопрос религии и мне круто плавить свои штаны на Супер Кабе.

Поделиться
Отправить
Запинить
 457   1 мес   плавленные штаны
Популярное