3 заметки с тегом

плавленные штаны

Кабардино-Балкария на Honda Super Cub

Путешествия, которые я называю «Плавленные штаны» — это небольшой бюджет, авантюризм, малокубатурная техника. В своих путешествиях я не ищу цели и не расстраиваюсь, если чего-то не достигну. Я получаю удовольствие от процесса, дороги, уединения и природной красоты вокруг. В России в целом, и в горах Кабардино-Балкарии в частности, есть много возможностей для того, чтобы удовлетворить все эти нехитрые потребности.

Во время подготовки я думал, что буду целыми днями в одиночку покорять перевалы и ущелья. Подготовился как для автономного путешествия: 2—3 дня я мог существовать на своих ресурсах. Оказалось в горах региона есть разумный баланс — можно побыть наедине с собой, но периодически можно встретить людей, обычно это чабаны, которые пасут скот или проезжающие машины туристов или местных. Чем выше к перевалу, тем меньше людей, потому что все привыкли перемещаться по оборудованным дорогам через ущелья.

Свой путь я построил через перевалы вдоль Главного Кавказского Хребта от Хазнидонского до Баксанского ущелья с периодическими выходами к населенным пунктам за топливом и за едой. Вход на маршрут через посёлок Ташлы-тала, а плато Канжол — финальная точка.

При всей подготовке и списках «что взять» я забыл шлем и обнаружил это, как только выгружался из машины. Я посмотрел что продаётся в округе, но не нашел ничего подходящего даже в радиусе 500 км, а покупать новый из местного наличия не хотелось. В итоге попросил девушку отправить экспресс-отправкой Сдека. А пока зашел в горы налегке: со строительной каской, без канистры и части оборудования, с планами через 2—3 дня вернуться в город и потом продолжить путь по-серьезному.

Вид на первой ночевке в Хазнидонском ущелье

Заходить в горы «налегке» — опасная затея. Пока доехал до конца Хазнидонского ущелья у меня осталось меньше половины топливного бака, при этом я проехал всего 45 км от последней заправки. Перед тем, как идти к Суканскому ущелью и леднику Псыгансу мне нужно было пополнить свои запасы и я вернулся в Ташлы-Талу. Там мне помог Зейтун и заправил меня, а так же дал с собой полтора литра бензина в пластиковой бутылке.

При подъёме на перевал Хазни между Хазнидонским и Суканским ущельями перепад высот составлял 1 км на расстоянии в 5 км. Я много спешивался и толкал Супер Каб, а в 18 часов начал спускаться к Суканскому ущелью. И если при подъёме было жарковато и хотелось расстегнуться, то сразу после перевала был ливень и размокшая дорога. В июне в Кабардино-Балкарии много осадков, к тому же это горы — погода меняется на одном и том же месте несколько раз в течение дня. В этой поездке я ехал под дождём примерно половину времени.

Это мой первый опыт в горах и помимо выезда «налегке» я только в горах подумал о том, что я бы мог не лениться настроить карбюратор и поменять звезды с шоссейных 15×36 на тяговые 14×39 или ещё более злые 13×40. При подъёме на перевал было тяжело, постоянно приходилось спешиваться и толкать мопед. Ближе к перевалу вообще не было возможности сидеть на мопеде, даже на первой передаче. И тут вот какое дело — пока страдаешь, почти нет возможности оглянуться по сторонам и не получаешь почти никакого удовольствия от видов вокруг. Нужно либо выбирать удачное время, чтобы была возможность остановиться и оглядеть красоту, либо не зависеть от времени и быть готовым к ночевке на высоте.

По пути к перевалу Хазни

Во время спуска я промок до нитки. Внизу нашел какую-то заброшенную лачугу, в которой стояли кровати и уже подумал обосноваться там, но вопрос с дровами и сушкой не решался. Затем я увидел чабана и подумал, что имеет смысл проехать дальше по дороге и напроситься на чай. При подъезде к кошаре вышел парень и позвал к себе. Растопил печку посильнее, поставил кипяток. Я спасён, меня приютил Шамиль.

На следующий день я поехал к леднику Псыгансу. Путь тяжелый и после первой попытки пришлось вернуться, потому что пройти реку казалось невозможным. Во вторую попытку меня провёл через другое место и задал направление Шамиль. Дорога переходила реку в другом месте, но при подъёме была ещё грубее — я практически ползал на защите картера. Тем не менее, на ней была видна давняя плотно заросшая колея от машин. До ледника вплотную я не доехал — остановился на полянке по пути и посчитал, что мне хватило приключений. К тому же, у меня по-прежнему не было канистры и запасов топлива, а оно горело очень бодро.

Возвращаться по той же грубой дороге не хотелось. Когда подошел к реке, которую не смог пройти в первый раз — прикинул, что у меня клеенчатые штаны, которые не промокают, обувь с мембраной, мопед легкий, я возвращаюсь, а не иду вверх по ущелью. Даже если с мопедом что-то случится — можно будет докатиться на нейтрали вниз по ущелью. Я решил рискнуть и взять брод. Поставил камеру, пошел.

По видео можно подумать, что я идиот — и даже мне сейчас видно, что это так. В первые секунды я понял, что обувь и штаны у меня не держат ничего, в ботинки затекла вода отовсюду. Поток был такой силы, что я не мог нормально удержаться на ногах, а ещё и мопед держать и толкать вперед. В какой-то момент поток его свалил на меня и моя нога оказалась прижата подножкой. Усилие от потока воды было постоянным. Я смог освободить ногу только когда толкнул от себя мопед и свалил его набок. После этого он очень бодро поплыл вниз — парус теперь не защищал от ветра, а очень мощно загребал воду. Я еле поймал мопед, но даже не смог его вернуть обратно на тот берег, с которого отправился. Благодаря изгибу реки я его дотолкал до противоположного берега, хоть и не в ту точку, в которую изначально планировал.

На противоположном берегу я завестись не мог и не сильно пытался, чтобы вода не попала в двигатель. Я поставил нейтраль и вытолкал мопед на дорогу, а потом ещё на небольшой пригорок, с которого покатился своим ходом. У Шамиля я попросил остаться ещё на ночь, чтобы привести мопед в порядок и просушиться.

На следующий день разобрал и снял весь пластик, потенциально содержащий воду. Слил воду из бака, слил масло и выпарил из него воду. После многочисленных попыток его завести, он всё таки схватился. Мне очень трудно усидеть на одном месте, даже когда речь про несколько дней: как только я справился с водой в баке и картере — я в тот же день собрался и полетел до Верхней Балкарии.

В Верхней Балкарии, я первым делом поехал на обозначенную на картах заправку. По факту она тогда не работала и с топливом помог местный газелист Расул, с которым слили немного топлива в бутылку из под фанты. Поел в единственном работающем ресторанчике, но из-за ковидных ограничений в нём всё было навынос. Сидеть даже на территории не разрешили, но можно подняться вверх к столам с видом на село. После нескольких дней скудной еды — глаза бегали, чтобы заказать всё. Было вкусно и щеки начали розоветь, осанка распрямляться, мир вокруг становился ярче. И немного думая, я решил ехать в Нальчик, чтобы забрать канистру и пришедший за три дня шлем.

В Нальчике я напросился к знакомому Владимиру, он же Платин с которым виделись ещё в первый день при отъезде. Он дал свой телефон и сказал звонить в случае чего. Болтали до глубокой ночи и показывали друг другу ништяки, о которых мечтаем. На следующее утро немного поковырялся в мопеде в его дворе, доехал до своей машины забрал вещи и еду, но не забрал шлем — он не пришел. Я снова аккуратно поехал с кашпо на голове.

Моя следующая точка после реорганизации — заповедник Уштулу за Верхней Балкарией. На всякий случай я оформил туда пропуск, который забирал в Нальчике. С канистрой и человеческими заправками становилось гораздо легче — можно было ехать до пределов ущелий и видеть максимум красоты.

В заповеднике Уштулу была одна из самых красивых ночёвок — прекрасное место не сильно высоко в горах, с нормальной температурой, аккуратным ровным лугом и в небольшом отдалении от трассы, чтобы не слышать шум и не нюхать пыль от проезжающих машин. Но не только ночевка вызвала восторг — это в целом прекрасное место, чтобы его посетить. Разъездится вправо-влево, конечно, не получится, потому что это плотно зажатое с двух сторон ущелье, но даже если ехать по дороге получаешь значительную порцию красоты.

Заповедник Уштулу

Когда вернулся из Уштулу в Верхнюю Балкарию — почувствовал, что я достаточно восстановился от предыдущего восхождения на перевал. Моё новое испытание: от Верхней Балкарии к посёлку Безенги через перевал Школьный, один из самых сложных автомобильных перевалов в регионе. Несмотря на время в районе 15 часов, подумал о том, что я хочу поставить палатку повыше — в районе 3 тысяч километров.

Я начал подъём к перевалу и продержался часа два. Рельеф становился суровее, начался ливень. Было страшно от ударов молнии и раскатов грома, которые как будто били совсем не далеко, оседлать молнию мне совсем не хотелось. Я еле пробирался, а мопед всё чаще отказывался ехать и приходилось спешиваться, чтобы его толкать, даже когда участок был похож на равнинный. В таких условиях я начал ломаться. Для начала сел под камень, чтобы переждать ливень и обдумать всё, что со мной происходит. Даже когда осадки уменьшились, я не спешил, чтобы сесть за мопед и ехать дальше — я сильно колебался.
Просвет наступил довольно быстро, как я принял решение больше не штурмовать перевалы, а ездить вверх—вниз через ущелья. Говорить откровенно — из-за этого я не потерял в зрелищности и красоте окружающей природы, но сильно уменьшил количество страданий.

Погода во время попытки восхождения и спуска

После ночи в хостеле Верхней Балкарии поехал через Бабугент к Безенгийской стене, без перевала. Заправок не было, но в посёлке Безенги мне показали на дом, в котором могут продавать топливо. 3 литра под мой запрос там нашлось с лёгкостью.

В какой-то момент ущелье с движением автомобилей петляет к Альплагерю Безенги, для которого нужен пропуск. Но из того же места можно спешиться и пройти по тропе заповедника — она приведет к крайней точке, куда можно попасть без пропуска. На этой точке будет смотровая беседка, откуда можно увидеть часть Безенгийской стены. Прекрасное место, чтобы заварить дошик с видом на стену.

После Безенги я выдвинулся в сторону Плато Канжол через Нальчик. Ехать нужно по трассе до Баксанского ущелья, а ущелье ведёт к посёлкам Эльбрус и Терскол — центры притяжения туристов, которые собираются на восхождение. Я до конца ущелья не еду — у посёлка Кёнделен поворачиваю на просёлочные дороги к Плато Канжол. После поворота дорога проходит через виды Южной Америки.

Покрытие дорог грубое, населенных пунктов дальше Кёнделена нет. Когда начался ливень, единственное где я смог спрятаться — бытовки у пастухов по пути. В какой-то момент, судя по навигатору я был где-то рядом с точкой. Сквозь туман увидел группу на Нивах, они подсказали, что я правильно приехал на плато. По времени и ресурсам я рассчитывал там на ночевку, чтобы, даже если будет туман, у погоды был шанс проясниться и показать Эльбрус.

Вечером, когда я ставил палатку, дул ощутимый ветер и нёс с собой туман, который врезался в скалы и плыл дальше по поверхности плато. Ночью палатку покачивало, иногда были осадки. Я отключился и проснулся ближе к 7 утра. Выйти из палатки в это время было сплошным удовольствием — светило солнце, и хотя ветер дул как прежде, никаких осадков он не гнал. Передо мной открылся вид на долину и две шапки Эльбруса. Это была прекрасная нота, чтобы считать путешествие завершенным. С днём рождения меня.

Весь путь выглядел так:
Ташлы—тала
Хазнидонское ущелье
Перевал Хазни
Ледник Псыгансу
Перевал Курноят
Верхняя-Балкария
Заповедник Уштулу
Безенгийская стена
Плато Канжол

Как справился мопед

Мопед — не самая лучшая техника, чтобы путешествовать по горам, но я считаю, что вполне подходящая. Вес самого мопеда 80 кг, низкая сидушка, нет ручки сцепления, большое количество багажников, на которых можно аккуратно разместить всё: баул, рюкзак с кухней, аптечку для мопеда, канистру и ещё останется место. Если поменять звёзды и настроить карбюратор в случае моего С90, то мне полностью хватило бы тяги. Но это всё неважно. Для меня это вопрос религии и мне круто плавить свои штаны на Супер Кабе.

 Нет комментариев    457   1 мес   плавленные штаны

Сбежать от рутины. На скутере из Нидерландов в Австралию.

Привет! В рамках проекта «Плавленные штаны» я рассказываю о путешествиях по миру, которые кажутся безумными: на неподходящей технике, на длинные дистанции, против всякой логики, но с непреодолимым желанием к познанию мира и себя.

Главный герой выпуска — Роб, пожарный из Роттердама. В 2019 году он путешествовал из Нидерландов в Австралию на скутере и провёл в пути 4,5 месяца и около 15 тысяч километров. Мне интересна его история, и Роб легко вышел на контакт — мы созвонились в Скайпе и поговорили о его путешествии.

© Rob Kruidenier

— Роб, спасибо, что согласился на интервью. Признаюсь, ты украл мою мечту.

Смеется Действительно? Приятно слышать

— С детства я мечтаю попасть в Австралию и эта мечта всё время немного трансформируется. Сначала жить, потом побывать, потом побывать на машине. Сейчас я увлекаюсь кабами и думаю о поездке на нём, поэтому твоя история для меня двойное бинго. Мне интересно, что тобой двигало и помогло осуществить такую задумку. Это была твоя давняя мечта или что-то произошло?

— Все началось с голландского парня — Баса Йонгериуса. Он уехал на велосипеде из Нидерландов в Китай, и я следил за ним на Ютубе (ред. D Tour). Меня увлекла эта идея и его маршрут. А во-вторых, у меня есть друзья в Австралии, и они пригласили меня и мою семью приехать. Я объединил эти две вещи и сказал: «Так, я не полечу самолетом». Я хочу отлично провести время и поеду на кабе.

— Ты назвал своё путешествие «escape from the race». Из какой «гонки» ты сбежал?

— В английском мы говорим «escape from the rat race», что означает «побег от повседневной жизни». Уйти от работы, стресса и от всего, что люди ожидают от тебя: чему тебе соответствовать, что делать и каким быть. В этой гонке жизнь проходит как у белки в колесе, и я решил немного отдохнуть. Встряхнуться, расслабиться, позаниматься незатейливыми делами в дороге.

— Ты искал соратника для своего путешествия?

— Не совсем, потому что когда ты один, ты можешь делать все, что хочешь, а если ты вместе с кем-то или в группе, ты должен заботиться о группе и синхронизироваться с ней. Наоборот, мне понравилась идея, что я поеду один. Я не против побыть в одиночестве, мне комфортно с собой.

— Можешь описать реакцию своего окружения, когда ты объявил, что поедешь в Австралию на скутере?

— Чтож, многие были удивлены. Не потому, что я собирался сделать это байке, а больше потому, что я собирался ехать через Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан. Все думают, что в этих странах опасно. Но это всего лишь потому, что люди не знают других людей в этих странах и беспокоятся. Но я должен сказать, что в этих странах люди замечательные. У них есть немного, но все, что у них есть — они хотят этим поделиться, и это приятно. Я прекрасно провел время в Таджикистане, мне понравилось. И я думаю, что это одна из лучших стран, в которых я был за всю поездку. Культура, люди, окружение, все! Мужик, это было невероятно круто!

— Когда я объявил, что поеду в Дагестан один и буду там ездить на мопеде, меня называли безумным, потому что в понимании русских это самое опасное место на свете и это всего в 1500 км от того, где я живу. А тебя кто-нибудь отговаривал?

— Нет, совсем нет, ни единая душа. Все меня поддерживали, но может были немного опасливы.

— Сколько времени у тебя заняла подготовка такого путешествия?

— Времени было не так много. У меня появилась идея за полтора года до старта путешествия. Мне нужно было организовать всё так, чтобы взять длительный отпуск на работе — это была основная задача.

— И какой у тебя был план на поездку?

— У меня был план, но его на самом деле не было. Я хотел поехать из Нидерландов в Австралию, и я знал маршрут парня на велосипеде. Я знал направление, но плана, что в таком месте я должен быть в такое время не было. Когда я выехал из дома, каждый день был приключением и заканчивался в локации, которая заранее мне неизвестна. На следующее утро я просыпался и продолжал путь примерно в том направлении, которое мне нужно. Такого плана мне хватало — мне нужно немного.

Всё путешествие Роба можно разделить на 4 этапа. Нидерланды → Азербайджан, Азербайджан → Казахстан, Индонезия, Австралия. За это время у Роба было три каба. Он проехал первые два этапа на своем, а затем купил каб в Индонезии и два в Австралии. Почему два? Читайте.

— У тебя были предубеждения насчёт каких-нибудь стран, что тебе там придётся вести себя поаккуратнее или вообще их лучше не посещать?

— Ну, как я уже сказал, «-станы» — мы мало что знаем об этих странах. И эта неизвестность не пугала, но создавала какой-то фон предостережения. Но в основном эти страны были моими любимыми за всю поездку, потому что люди были добры ко мне и готовы помочь. Для нас они малоизвестны, но там невероятно круто.

Но дело в том, что за несколько месяцев до отъезда было нападение и погибли 4 туриста на велосипедах. И многие люди сказали, что там опасно. Но я подумал, что это не опасно, это просто нападение. Я ответил на все опасения: вы больше не поедете в Берлин? Париж? Лондон? Потому что эти города тоже подвергались нападению. Это опасно? Они говорят «Хм, нет». Это может произойти где угодно, независимо от «-стана» или в Лондоне. Не то время, не в том месте. Это просто удача или неудача.

— Как нибудь переживал о своей безопасности?

— Не совсем. Когда путешествуешь один и особенно, когда ты проехал далеко на маленьком байке — люди снисходительны и всегда хотят помочь тебе тем, что у них есть.

Но вообще у меня есть GPS-трекер, и каждый день моя семья могла видеть, где я был и где я нахожусь сейчас, прямо на Гугл Картах. Им так удобно и спокойно. Ну, ещё я не мог сказать «Ага, я в Германии», пока был в Бельгии, потому что они могли видеть меня и отслеживать. Это была своего рода безопасность.

— Страшный вопрос. Подразумевал, что можешь не вернуться?

— Нет, совсем нет.

— Альтернативно ты мог поехать через Иран, Пакистан, Индию, Мьянму, Таиланд, Малайзию, Индонезию, не меняя своего каба. Рассматривал такую возможность?

— Да. Но я выбрал свой маршрут, потому что у меня всего 4,5 месяца. Если бы у меня был год отпуска от работы и других дел, я бы это сделал. Это был лишь вопрос времени — я не смог вместить больше стран в 4,5 месяца.

— Эд Марч, британский путешественник, ехал по такому маршруту на том же байке, ты с ним разговаривал?

— Перед отъездом я отправил ему письмо. Я спрашивал, как у него всё получилось и просил какие-то рекомендации. Он ответил и мы немного поговорили. Я думаю, это было больше для какого-то успокоения, что у меня всё подготовлено и я всё предусмотрел. Но в этом не было необходимости, потому что все прошло гладко и успешно.

— Покупал билеты заранее?

— Нет, не покупал. У меня не было расписания того, как мне нужно перемещаться, а купить билеты в дороге это вообще не проблема. Я проехал по «-станам» и купил билеты, как только приехал в Астану. На самолёте я улетел сначала в Грузию, там мне пришлось оставить мой дрон из-за проблем на границе с Азербайджаном, а потом из Грузии в Индонезию.

— В чем пришлось себе отказывать, чтобы поездка состоялась?

— Я ни в чем себе не отказывал. Но я и трачу немного, и в дороге всё было малобюджетным: я ставил палатку и не заселялся в какие-то крутые, дорогие отели. Я заготовил достаточно денег, чтобы ехать в таком режиме до финальной точки.

 — Ночевать в палатке — это удовольствие?

— Без проблем. На самом деле я предпочитаю спать в палатке, не люблю дорогие, навороченные отели.

— Представь, что все отели бесплатные. Что-нибудь изменили в своем подходе?

Смеётся Нет! Нет! Может быть, раз в неделю для хорошего душа и хорошей постели, но нет, позволь мне поспать в палатке.

— Расскажи про свой каб — «Rika»? Какого он года? Как он у тебя появился?

— У меня есть Honda C50, но я подумал, что для такого путешествия нужен байк мощнее и купил C90. Он меня полностью устроил. Я купил его с рук у голландского парня, а до этого он был импортирован из Японии. Думаю, он 1982 года.

— В Инстаграме у тебя есть фотографии Vespa SS180 и Heinkel Tourist. Выбирал, на чём поедешь?

— Нет, это было ясно с самого начала. Vespa 1966 года, двухтактный итальянец, боюсь я бы далеко не уехал. Хонду я знал и был уверен, что она будет ехать изо дня в день.

— Как ты подготовил каб к такому путешествию? Я видел у тебя крутые кастомные багажники.

— Да, я сделал все 3 своих багажника сам. Задний, вьетнамку, специально под размер канистры и банки с маслом, а так же передний багажник для корзины.

— А YSS сделали для тебя амортизаторы на заказ?

— Да. В Нидерландах есть журнал про мотоциклы и они услышали мою историю. Пока я давал интервью, парень сказал: «О, я был в YSS на прошлой неделе, и, может быть, я смогу что-то организовать, чтобы ты с ними связался». Я не просил помощи, но подумал будет круто, если что-то из этого получится. Я связался с ними, и они сказали, что мой случай особенный и пригласили к ним приехать. Они сделали нестандартные амортизаторы специально для моего каба и моих условий. Амортизаторы были идеальными.

— В России мало мест, где вообще можно купить запчасти, а история про изготовленные специально на заводе — это как в сказке. Мои мысли были: вау, что он для них сделал ради этого?

Смеётся Это всё про коммуникацию и то, как ты обозначаешь свои планы. Разговариваешь с одним человеком, а он такой: о, я знаю ещё тех людей, а они знают ещё кого-то и вот как все складывается. Это удивительная часть.

— Тебя поддержали ещё несколько проектов. Расскажешь, как вы нашлись?

— Многие из них мои друзья. В магазин 4stroke я написал электронное письмо и рассказал, что я собираюсь осуществить. Спросил их, могут ли они сделать что-нибудь для меня. Они отнеслись к этому положительно: «Оу, это круто, мы можем поддержать тебя запчастями», но я сказал: «Спасибо, но байк уже в порядке» и они спонсировали мне определенную сумму денег. И я их везде упоминаю, я писал про них в Инстаграме каждый раз, когда что-нибудь публиковал. А мои друзья из Новой Зеландии, Off Beaten Track, смонтировали все видео для моего канала на Ютубе.

— Насколько вообще ты в состоянии сам ремонтировать свой каб?

— У меня было всё, чтобы снять поршневую, инструменты для замены камеры, покрышки, основные запасные части, прокладки, кабели. То, что могло сломаться, было у меня с собой.

— А как часто приходилось?

— У меня вообще не было проблем. Всего 4 спущенные шины, вода в карбюраторе из-за ливня и нюанс с проводкой.

— Какие были основные трудности при подготовке?

— Не вспомню ничего сложного. Потому что из всей подготовки: взять отпуск, накидать вещей на каб и поехать.

— А с оформлением документов, виз?

— Может быть. Но вся бумажная работа была, когда я был в дороге. Например, в Греции мне нужна виза для въезда в Турцию, то же самое в Грузии, когда я приехал в Азербайджан. И я просто всё это делал в пути, онлайн со своего ноутбука. Везде был Вай-фай, так что это вообще не было проблемой.

Каб перед выездом © Rob Kruidenier

— Итак, время приключений. С первого дня почувствовал, что ты участник большой истории?

— В Европе всё до Австрии было для меня привычно, было ощущение простой прогулки. Как только я оказался в Словении, Хорватии — с тех пор было что-то вроде «Аааа, все новое», потому что я не был там раньше. Это момент, когда началось путешествие.

— Ага, про новое понятно. А когда для тебя начался другой мир?

— Когда Европа уходит в сторону Турции, потом Грузии и Азербайджана. Меняются ландшафты, меняются люди. Вот тут и началась не только неизведанная территория, но и ландшафтные и культурные изменения — всё по-другому.

Вардзия, Грузия © Rob Kruidenier

— У тебя было несколько публикаций, где ты заезжал на пожарные станции. Отмечал на картах или заезжал случайно?

— Никаких особых планов. Я знал, что приеду в Инсбрук и отправил ребятам письмо с планом и датами — я там уже был, меня знали и они пригласили заехать ещё раз. В Турции я остался в пожарной части случайно, потому что ночь застала меня внезапно, мне негде было остановиться, не было свободных номеров в гостинице, ничего. В пожарной части мне разрешили поставить палатку и поспать. На следующий день пригласили меня в музей и даже покормили со всеми ребятами из пожарной части.

— Есть у пожарных свой язык, на котором вы бы поняли друг друга и смогли работать вместе вот прямо сейчас?

— Всё одно, мужик. Неважно из какой ты страны и на каком языке говоришь, всё одно.

— Всё те же грузовики?

— Нет, грузовики разные, но мышление то же.

Пожарная станция в Турции © Rob Kruidenier

— А в остальном, какие точки ты искал, чтобы передвигаться между ними?

— Всё то, что будет вдоль моего маршрута — Старого Шёлкового пути.

— Расскажи немного о мире, который ты видел. Каждая страна уникальна?

— Я думаю да. В каждой стране есть своя культура, еда, язык и люди. Например, Австрию нельзя сравнивать с Грузией и Индонезией, хотя у них есть горы. Невозможно сравнивать Таджикистан с Турцией, хотя у них одна религия. В каждой стране своя атмосфера.

— Даже если они соседи?

— Да! Как Турция, Грузия и Азербайджан. Эти три страны территориальные соседи. И в Азербайджане много турецкого влияния, но Грузия находится посередине и не имеет никакого отношения к Турции, она скорее русская. У них абсолютно разная еда, в Грузии прекрасное вино — вообще почти не похожи.

— А есть что-нибудь, в чём все страны одинаковы?

— Из того, что я ощутил на себе — все одинаковы в хорошем отношении людей ко мне.

— Со всеми находил общий язык?

— Никаких проблем, потому что я всё переводил через оффлайн переводчик Гугла. Даже язык жестов почти не понадобился, я сразу доставал переводчик.

— Какие у тебя любимые страны в этой поездке?

— Таджикистан — страна, которая меня приятно удивила. Дружелюбные люди и невероятные высоты. В основном ты там находишься выше 4 км над уровнем моря: ни деревьев, ни природы, ничего не растет. Для меня это было чем-то удивительным. Всё окружение: люди, пейзажи, культура — потрясающе. Всё максимально отличается от того, к чему я привык в Нидерландах и чего ожидал от этой страны.

И, конечно же, Австралия — страна, которую я люблю. Люблю жару, солнце и мне там очень нравится.

— О, про солнце и жару. За одну ночь в Таджикистане выпало толстое белое полотно снега. Тебя к такому жизнь готовила?

— Чтож, меня это не особо удивило, потому что была осень и вероятность снегопада. Но в тот период я сильно устал и когда проснулся, а там всё белое, я подумал: «Нет, это не то, чего я хотел». Но у меня были ограничения по визе и пребыванию байка на территории Таджикистана, поэтому я собрался и поехал сквозь холод и снег.

Таджикистан © Rob Kruidenier

— Ты писал в инстаграме, что очень обрадовался оказаться в понятной австралийской культуре. Перенасытился новым?

— Я был в Австралии несколько раз до этого и знаю, что это за страна и чего от неё ожидать. К тому же, у меня там есть друзья. Так что для меня возвращение в Австралию было похоже на возвращение домой — это всегда приятно.

— Твой друг Роб нашел вам два сочных почтовых каба с пробегом 30 и 36 км, но вы так и не смогли на них поехать, что за история?

— История такая, что в Австралии есть две версии CT110: одна для фермеров, а другая — для легальных дорог. Для фермерских не нужны номерные знаки и документы, но для дороги они незаконны. Мы купили как раз два таких фермерских каба. Но в момент покупки мы даже не подозревали, что не сможем проехать на них на дорогах общего пользования. В итоге, мы поступили так: купили ещё два убитых каба, но у которых есть номера и документы. И просто перекинули на эти рамы всё навесное. Итого, по 2 каба на каждого участника.

© Rob Kruidenier

— Почти всё время ты был в движении. День — намотал сотню-другую километров и только иногда давал себе отдохнуть. А в этой ситуации сколько пришлось ждать?

— Всего мы ждали ответов около двух недель. И это время проходило бы легче, если бы не было надежд и ожиданий на официальные ответы государства и Хонды Австралия. Но даже без этого, после трёх месяцев движения встрять на две недели на одном месте было утомительно, мне особо нечем было заниматься — раскидал фотографии и видео я очень быстро, рыбачил, пил пиво и готовил барбекю. Хотя я всё таки отдохнул перед последним этапом и готов был получать новые впечатления.

— Ты выполнил свой изначальный план «побега»?

— Да. В прошлом году (ред. январь 2020) я вернулся и чувствую, что я выполнил изначальную задачу. В дороге было круто, много нового — я отдохнул и сменил обстановку. Особенно круто, когда я вернулся за два месяца до начала COVID и если бы я в тот год отложил такое путешествие, то не уверен, что оно бы получилось. Лучше не придумаешь.

— Как думаешь, если бы ты поехал на байке мощнее или всё пролетел самолётом, у тебя получилось бы выполнить свой «побег»?

— Не совсем, если честно. Мне нравится путешествовать на маленьком байке. Когда ты на нём, местные подходят и спрашивают: «О, откуда ты?», а я говорю: «Я из Нидерландов». А когда ты в Узбекистане, Таджикистане или Турции, они переспрашивают «На этом байке? Нееет», а я киваю головой и радостно говорю «Да, да». И тогда это открывает множество дверей и складываются особенные отношения с местными. Люди приглашают вас поесть с семьей, остаться дома на ночь. И я думаю, если путешествовать на большом подходящем байке за много тысяч евро, они неохотно кивают в твою сторону: «О, с ним очевидно все в порядке. Увидимся как-нибудь». На маленьком байке гораздо интереснее и время проходит по-особому.

Таджикистан © Rob Kruidenier

— У тебя получились классные фото и видео. Но попытки запечатлеть поездку не утомляли?

— Да, иногда. На то, что бы снимать уходит очень много времени. Остановись, достань камеру, правильно установи, отъедь, потом снова вернись за камерой. Сделал бы я это снова? Нет. Единожды, это было круто, мне нравится то, что получилось, особенно монтаж от моих друзей. Но я не думаю, что буду делать это снова: дрон, штатив, правильные кадры. Лучше наслаждаться всем в моменте и не тратить кучу времени на съёмки. Разве что на быстрые фотографии, чтобы помнить моменты и поделиться с близкими.

— Вопрос как про отели. Если бы не нужно было думать про финансы, продолжил бы путешествие?

— Мне нужно было вернуться из-за ограниченного отпуска на работе. Но если бы я мог поехать на год, я бы продолжал путешествовать, меня это не утомляет. В мире так много мест, которые стоит посетить. Путешествие — лучшее, что можно делать в жизни.

— А что с семьей?

— Да, конечно, они хотят меня видеть, а я их. В поездке мы общались каждый день, я постоянно выходил в сеть по Вай-фаю. Но такой формат нам подошел — я добираюсь один на байках, а вместе мы провели время в Австралии.

— Блок быстрых вопросов. В какой момент почувствовал, что приключение закончилось. Когда слез с байка в Австралии или прилетел в Нидерланды?

— В Нидерландах, когда снова пошел на работу. В Австралии мы ещё путешествовали с семьёй, для меня это часть моего приключения.

— Где самая вкусная еда?

— Индонезия. Азиатская кухня — кайф.

— Что тебе не понравилось в твоём путешествии?

— Что мне не понравилось? Я позитивный человек и это была отличная, приятная поездка. Если есть какая-то проблема, то её просто нужно решать и ехать дальше. Поэтому не могу назвать ничего отрицательного на своём пути.

— И наоборот. Какая самая приятная часть твоего путешествия?

— Мне повезло, что я вообще смог это сделать.

— Ты побывал в куче мест, общался с разными людьми. Какой для тебя мир?

— Это игровая площадка. Отрывайся на ней на максимум и получай всё, что можешь.

— Куда дальше?

— Не думал, но на примете Скандинавия: Дания, Норвегия, Финляндия, Швеция, может Россия, Польша, Германия и обратно.

— Большое спасибо, Роб.

— И тебе. Оставайся здоровым, мужик.

Дороги Австралии © Rob Kruidenier

Посмотрите всю историю путешествия Роба и полюбуйтесь потрясающими видами в его Инстаграме и на Ютубе.

Провёл интервью, редактировал и корректировал: Павел Понин. Перевёл: Гугл Переводчик. Выражаю благодарность Дарье Гладких за всестороннюю помощь с интервью.

 3 комментария    947   9 мес   плавленные штаны   путешествия

Тёплая осень в Дагестане

Мне нравится, какие возможности даёт Россия для путешественников. Есть выбор из гор, озёр, вулканов, таёжных приключений. По стране можно спокойно передвигаться в любом направлении, с минимумом платных дорог и других преград. Совсем не обязательно иметь крутой внедорожник с полным приводом, чтобы увидеть красивые уголки страны. В сентябре 2017 года я выбрал горный Дагестан.

Вид из национального парка Гуниб

Почему Дагестан?

Мне не нужно долго рассуждать о месте для путешествия. Не нужно принимать каких-то специальных решений, набираться решительности. Впервые меня зацепил Дагестан на выставке «Первозданная Россия». Этого хватило, чтобы запустить туристический курок. Я стал внимательнее относится к материалам о Дагестане, посмотрел несколько видео и думал о сезоне для поездки. Материалов в сети было не много, но по ним можно сориентироваться и выбрать места по душе. Для себя я решил, что поеду по горной части и нет желания исследовать города, кроме Дербента.

Бархан Сарыкум, Антон Агарков. «Первозданная Россия»

Есть внедорожный опыт от известного путешественника по удалённым уголкам России — Дениса Забелина. На своём Ниссане Патрол он преодолевает такие маршруты, которые вообще трудно вообразить. По Дагестану у него была майская прогулка с детьми.

Отличный материал о Кавказском Хребте от команды Антона Ланге. Дагестан появляется во всей красе всю первую часть фильма.

После поездки вышел материал РИА Новостей о Дагестане, а также куча материалов от блогеров на Ютубе: Варламов, Макс Листов, Кикстартер.

На чём поехал

Моя машина — боевой товарищ Ниссан НВ200 с которым мы изрядно поездили по стране. На ней я доезжал вплоть до Владивостока и Магадана. Но передний привод машины часто утыкался в непреодолимость бездорожья и исключения из маршрута труднодоступных достопримечательностей. Пофиксить я решил это так — к машине я купил мопед, закидываю его в багажник и выезжаю на дальнее расстояние с комфортом машины и безудержно угараю на мопеде на местности. Могу взять лишних вещей, чтобы на месте уже принять решение что оставить, а что взять с собой на двухколесного.

В горах Грузии. Машине тяжело из-за колёс, подверженным проколам, и отсутствия полного привода

После поездки я понял, что машина с передним приводом справится в большинстве ситуаций. Полный привод не сильно нужен, потому что покрытия хоть и суровые, но твердые — машина буксовать не будет. Гораздо важнее высокий дорожный просвет, чтобы не цеплять особенно высокие камни в горах. Как, например, у Лады Гранты в прокате. В самых суровых местах будут стоять УАЗики, которые смогут вас поднять на нужную высоту. Видел такие в Гамсутле и на Шалбуздаге.

Добраться из Москвы

Выезжал из Москвы по М6 на Волгоград, там у меня родственники у которых смог заночевать. На выезде из Волгограда попадаю на проверку документов и тут мне задают вопросы, от которых я в Москве отвык: «документы на мопед есть?». Есть товарный чек из магазина или бумага из транспортной компании о его перевозке — иметь эти документы с собой не нужно, но помогло бы в такой ситуации. Я без задней мысли оставил их дома и потратил пять часов на разговоры со следователем. А по приезду домой получил письмо с отказом в возбуждении уголовного дела. Дальше через Элисту и Кизляр стремлюсь в Хасавюрт.

Мотра избежала уголовной конфискации и доехала до Хунзахского плато

Ещё один забытый момент — страховка машины. Я не успел её оформить и пустил дело на самотёк. До выезда из Волгограда меня не остановили ни разу. На Кавказе тормозят часто и страховку спрашивают — так одного из инспекторов на въезде в Дагестан звали Камал. Он меня за неё оштрафовал, но тут же я начал знакомиться с положительной стороной этой остановки. Камал сам спросил, где я буду останавливаться и какие у меня планы. После разговора предложил поставить машину на всё время путешествия ему во двор в Тотурбийкале.

НВ200 и Мотра во дворе Камала

Ради чего стоит ехать

Моя цель поездки кристальна — увидеть как можно больше природной красоты и этот пункт я выполнил полностью. Вторая половина сентября не так красочна, потому что уже всё суховато, но ещё нет осенних красок, но погодные условия прекрасны и палатку я поставил всего один раз. Спал в гостях большинство ночей, а в остальное время спокойно можно было спать в спальнике под открытым небом. Заночевать в отеле и гостевом доме тоже можно — по всему Дагестану развивается отельный бизнес, но с разным представлением о чувстве прекрасного. Стабильности в качестве услуг нет, но, в целом, услуги есть.

Мопед позволяет не обращать внимание на качество дороги, поэтому я выбирал самые прямые маршруты, обозначенным как пешеходные тропинки в «Maps.me». Это были дороги с хорошим гравийным покрытием и людей на них я встречал редко. Был и асфальт, на котором отдыхал от потряхиваний

Мой маршрут по Дагестану, который можно проехать на машине

Хасавюрт → Бархан Сарыкум → Дербент → Гора Шалбуздаг → «Крепость семь братьев» в Хучни → Кубачи → Гунибское плато → Карадахская теснина → Хунзахское плато → Мемориал Ахульго → Сулакский каньон → Хасавюрт.

Бархан Сарыкум.Самый высокий одиночный Бархан в Европе. Добирайтесь на чём угодно до станции Кумтор-Кале, там будет смотровая площадка. Не ходите по хребту — иначе Бархан очень скоро превратится в песочницу.

Дербент. Крепость Нарын-кала, Джума мечеть, Старый город. У меня денег не было, но может воспользоваться гидом будет полезно.

Гора Шалбуздаг. Священная гора для мусульман и место паломничества. Гостям тоже рады. На машине можно подняться до 3500 метров. До 4142 м пешком

«Крепость семи братьев», Хучни. Из-за крепости ехать не стоит, 4 стены расписанные баллончиками среди бурьяна.

Кубачи. Ювелирная мастерская Дагестана. Можно купить ювелирные украшения местных мастеров. Приятные виды пока добирался и растёт много боярышника и шиповника. 300 дней в году здесь туман — отличные условия, чтобы скрыть своё ремесло от посторонних глаз.

Национальный парк Гуниб, Гунибское Плато. Езжайте.

Карадахская теснина. Всегда было интересно увидеть картину как в мультиках: ты идешь по какому-то ущелью, а вокруг тебя выросли стеной скалы и наступает «саспенс». Технику нужно будет оставить у моста перед тесниной, дальше пешком.

Хунзахское плато, Водопад Тобот, Цада, Хунзахский историко-краеведческий музей, Матлас. Плато роскошное, стоит доехать на его край. С водопада тоже хороший вид. Посёлок Цада меня привлек из-за Расула Гамзатова. Я вырос в Саратове и там стоит памятник «Журавли». На территории комплекса играет песня стихи для которой написал Расул Гамзатов. Но в посёлке Цада скорее дом его отца, ещё более почитаемого в Дагестане мудрейшего Гамзата Цадасы. До Матласа доехал, но не разобрался куда там съезжать за красотой. Посмотрите https://drugoikavkaz.livejournal.com/11726.html

Ахульго. Мемориал посвященный русско-кавказской войне и одному из сражений. Эпичные виды

Сулакский каньон. О нём будут упоминать все со стороны Хасавюрта, Махачкалы. Там красиво, но после всего горного Дагестана я даже фотографии не сделал и впитывал глазами.

Фото Антона Агаркова

Люди и безопасность

Я стараюсь уберегать себя от предрассудков. Зачастую они складываются из абстрактного: «да они там все», «да все так говорят», «да это и коню понятно». Ну раз все, то тогда да. Когда начинаешь докапываться до глубины, причем у тех же людей — им всё всегда ясно и понятно без первоисточника. Им хватает простого информационного шума, чтобы сложить свою стройную картину мира. С этим я уже многократно сталкивался, сообщая о своих предстоящих путешествиях. По пути на Байкал я должен был убить машину. По пути во Владивосток меня должны были убить где-нибудь на стоянке. По пути в Магадан меня бы взяли в заложники и дороги туда нет, как я вообще собираюсь ехать? Что уж говорить про отзывы об идее одиночного путешествия в горы Дагестана :-) Я знаю эти истории с отрицательными сюжетами, но я перестал на это обращать внимание.

Я понятия не имел, какие порядки в Дагестане. Ожидал, что будет сильное религиозное давление и неудобства, с этим связанные. Представлял своё путешествие как прогулку по минному полю. Камал и его племянник Арабдин были первыми, кто начал это ощущение развеивать. Их двор был пуст на всё время путешествия и я оставил там машину. По неопытности пытался дать 500 рублей за стоянку, но Арабдин посмотрел на меня так, что я моментально понял свою ошибку. Этот случай гостеприимства не единичный.

Девушки в супермаркете, которых обещал сфотографировать.

Вот ещё одна история. По пути из Кубачей в Гуниб я не рассчитал с ночлегом и ночь ВНЕЗАПНО застала меня в горах. Днём ранее я спускался с гор и у меня сгорели все лампы, кроме переднего габарита. Обломился провод зарядки телефона, на котором оставалось 15% заряда. За день езды под солнцем я устал, но мне было невероятно страшно поставить палатку, я не чувствовал себя в безопасности. В таком состоянии я находился часа полтора. До следующего посёлка ехать оставалось минут 50, но уже через 20 я встретил чабана, который позвонил своим хозяевам и меня в посёлке встретили. По пути в эту условную известность отпускало всё больше. В посёлке меня встретили, накормили, напоили, пригласили ночевать в основной дом.

Ехал, освещая дорогу свечкой

На всём пути встречали люди, которые готовы общаться, помочь, пригласить в гости. Во всём Дагестане не нашлось человека, который бы на меня наехал, оскорбил. Мне не приходилось избегать общения или неадекватного поведения, в том числе под синькой. В поездке я выполнил норму по общению за все поездки, которые у меня были до этого. Тело на 80% начало состоять из чая. Утомительно только рассказывать зевакам сколько мопед стоит, сколько жрёт и сколько прёт. В гостях же темы были разные, от мироустройства до бытовых болей, но все были едины в негодовании «от чего у Дагестана такой ореол опасности?»

Дядя Рома с внуками. Глава семье который всё крепко держит в своих руках. Чувствуется, что он большой хозяин в своём доме. В первый вечер, когда я остался без света, зашёл в магазин за лимонадом, а сын дяди Ромы уже собирался закрываться и пригласил меня домой.

Рамазан с сыном из села Хучни. Несмотря на то, что «Крепость семи братьев» в заброшенном состоянии, прямо на площадке перед ней я встретил Рамазана с кучей детей. Он преподаватель и вывез их поиграть в воллейбол, пострелять из пневматики и устроить пикник. Любит стрелять из лука и держит у себя аквариум (вот уж чего я не ожидал увидеть в дагестанском селе). В общем не пренебрегает красотой и удовольствиями этого мира. Редкий человек не только для Дагестана, но и в целом для России. А ещё у него есть гуси!

Колин Фаррелл, по-простому Магомед — отец четырех детишек и ему всё мало! Говорит, что и мне надо жениться (завидует путешествиям, хехе).

Не всегда думаешь о фотографии и у меня нет полной коллекции людей, которые участвовали в моей жизни. Например, чабанов, с которыми вместе готовили куропатку и ночевали в кузове Газели в горах. Или Арсена с Асланом из села Цугни, которые приютили после ночных приключений в горах.

Вид из Газели, в которой мы спали втроём

Про безопасность. Я испытал положительные эмоции со всеми известными мне людьми. Тем не менее в Дагестане и вообще есть на Кавказе блок-посты с проверкой документов и записью в какие-то списки, а также постоянными билбордами о бдительности против террористов. Урезонивал себя мыслью, что ФСБ не пустит в районы, в которых введён режим Контр-террористической операции или просто оказываться не нужно. Казалось бы, один такой бесстрашный дурак, но в 2020 году я вернулся в Дагестан и привёз сюда девушку.

Что я думаю о поездке

Дагестан — концентрат России. Всё что положительное и отрицательное связано со страной тут достигает своих предельных высот. Для туристов будут проявляться стороны положительные: красота региона, готовность помочь людей, их гостеприимство. Отрицательные стороны при желании вникать тоже найдутся, но они направлены скорее на жильцов региона: разобщенность национальностей внутри Дагестана, кумовство, коррупция, малоденежье. Отрицательный момент, который вас всё же коснётся — обилие мусора в некоторых местах.

Маршрут вышел на 1100 км. Мопед почти всё выдержал и привез меня обратно в район Хасавюрта. На мопеде мир влияет на тебя сильнее, ощущения острее, становишься более открытым. Раньше, я столько не общался ни в одном из своих путешествий, но думаю это больше заслуга Дагестана, чем двухколесного.

Мир вам.

 1 комментарий    1326   2018   мотра   плавленные штаны   путешествия   шмелтер